Katherine Kinn (katherine_kinn) wrote,
Katherine Kinn
katherine_kinn

Я давно знаю Ярославу Кузнецову, художника и писателя. Кое-кто из вас наверняка читал ее "Золотую свирель", а некоторые - еще и написанные в соавторстве с Анной Штайн "Чудовы луга" и "Химер".
Вот что она пишет в своем дневнике на diary.ru:


Статья об отце, написанная его студенткой Екатериной Гавриловой
Спасибо Екатерине Гавриловой за замечательную статью!


Журнал Фома
ГАВРИЛОВА Екатерина


УЧИТЕЛЬ И ХУДОЖНИК

Об Анатолии Кузнецове

Для нас, еще недавних студентов художественного факультета ВГИК, просмотры учеников Анатолия Владимировича Кузнецова всегда были особенно интересным событием. Яркие работы, интересные постановки, смелые композиции — всюду чувствовалась не только рука педагога и мастера, но и та замечательная атмосфера творчества, которая царила в его мастерской, жила между ним и его студентами. Кузнецов всегда давал очень точные советы, просто и емко судил о работах, задавал острые вопросы и помогал найти на них верные графические и живописные ответы.





А теперь,к сожалению, о грустном.

Я очень мало пишу в дневниках о личном и крайне редко участвую в скандалах. Тут личного, скандального и негативного хватает выше крыши, но под море убирать, извините, не буду.
Сегодня отцова самообразовавшаяся жена Ирина Александровна Ленникова (брак которой с отцом был зарегистрирован за несколько дней до операции по удалению опухоли головного мозга и за несколько месяцев до его смерти, и о котором я узнала только на похоронах) официально заявила, что никаких дневников у отца не было, и ничего подобного он не рисовал.
Надо сказать, что отцова мастерская за пару месяцев до смерти отца была переписана на Ирину Ленникову, а в мастерской хранятся все его картины (больше двухсот), несчитанные эскизы и рисунки. На десятый день после смерти отца Ирина Ленникова сменила замок в мастерской, и я потеряла туда доступ. Дневники она вывезла из мастерской к себе домой еще при жизни отца. А теперь заявляет, что их не было вовсе.
Господа студенты Анатолия Владимировича, если вы прочитаете этот пост. Я прошу от вас только сказать правду, если вас спросят, а судя по накаляющейся обстановке, спросят - что дневники существовали в действительности и вы их видели, и что они рисованы и писаны рукой Анатолия Владимировича Кузнецова, и ничьей больше. Что эти дневники принадлежали ему.
Еще хочу сказать тут, что 25 декабря, в день рождения отца, я и моя тетя (сестра мамы) посетили мастерскую отца. Без приглашения, потому что Ирина Ленникова не соизволила пригласить дочь Анатолия Владимировича Кузнецова в мастерскую художника, на день его рождения и день памяти.
Картина "Портрет с дочерью", всегда висевшая над диваном в мастерской (этой картиной начинается вышеприведенная статья) отсутствовала. На вопрос "где она"? Ирина Ленникова сказала,что отдала ее фотографировать. Вопрос "почему ее нельзя было сфотографировать в мастерской?" остался без ответа.
Я заглянула за большие картины, поставленные на мольберты и загораживающие одну из стен мастерской. Я обнаружила у окна, у батареи, большой рулон темперных работ, свернутых краской наружу (к сожалению, картинку, которая была снаружи, не узнала, но рука отца очевидна). Темпера потрескалась и полопалась на сгибах. Кроме того я обнаружила несколько снятых с подрамников небольших работ, одну масляную ("Продающие камыш") и две темперные("Сенокосы" 70 годов). Масляную работу я видела в мастерской летом натянутую на подрамник, а с темперных клочками слезала краска, они были сильно попорчены. Ирина Ленникова сказала, что картины сняты для реставрации, но я опять же официально заявляю, что настолько изуродованной, свернутой в рулон темперы у отца не было. Для хрупкой темперы сворачивание в рулон - практически смерть. Отец никогда бы не свернул темперные картины в рулон!
Честно говоря, я была настолько в шоке, увидев изуродованные картины моего отца, просто в голове не укладывалось, мне все казалось, я где-то ошибаюсь и такого не может быть, что не отреагировала сразу, на месте, привлечением свидетелей-студентов. До сих пор жалею. Удержало нежелание скандала в день памяти. Да и побоялась разворачивать темперу, она же осыпется...
Жаль опять же, что студенты скромно сидели на выгороженном участке и не заглядывали по углам. Но они были приглашенные гости и правила приличия, увы, не позволяли лишнее любопытство.
Я сфотографировала рулон с темперой и испорченные холсты на телефон и сделала заявление МОСХу о подозрении порчи картин А. В. Кузнецова. К сожалению, МОСХ не захотел разбираться с этим делом и прислал мне официальный отказ. Причем протянул время на несколько месяцев, перед тем как отказать.
Еще немного о всяких невероятных слухах, распространяемых обо мне означенной горькой вдовицей. Ибо уже нет сил слушать потоки дерьма, выливаемые на меня с августа: рассказы о сектантах, алкогольных, наркоманских и содомских оргиях, происходящих у меня в квартире, видимо, спровоцированы объявлениями моей мастерской, о том, что мы рисуем обнаженную натуру. Ни на чем другом эти заявления основаны быть не могут, так как Ирина Ленникова не обладает никакой информацией о моем досуге.
Я не продала и не подарила ни единой картины, ни единого рисунка отца, никогда и никому. Я высоко ценю наследие моего отца и не рассматриваю его как средство наживы. Все заявления на этот счет являются бесстыдным враньем.
"Разорение родительского гнезда", то есть, ремонт, был одобрен и финансово поддержан отцом. Отец видел квартиру в полуготовом виде и всецело одобрил изменения.
Я не выбрасывала и не продавала из своей квартиры альбомы по искусству и книги отца. Это тоже вранье.
Я пишу книги и рисую картинки, как и многие из вас, мне некогда проводить оргии, что бы там ни воображала себе эта женщина.

Написать этот пост меня вынудило невероятное количество вранья и подлостей, которые сыплются на меня со всех сторон и порядком осточертели. Я боюсь, что кузнецовским картинам причинят ущерб. Я боюсь, что пропадут его работы. Я бы никогда не стала предавать это дело гласности, если бы не заявление Ирины Ленниковой о том, что отец никогда в жизни не вел дневников! А ведь она собственными руками приносила на вечер памяти во ВГИКЕ один из его иллюстрированных дневников, датированный 68 годом, да еще имела наглость рассказывать, что делала в этом дневнике собственные записи.

Я обращаюсь к студентам ВГИКА и других институтов(института Натальи Нестеровой и Государственной Академии Славянской культуры), которые учились у Анатолия Владимировича Кузнецова. Он же учил вас всему хорошему, что знал и умел сам. Я знаю, что он отдавал всего себя ради искусства. Неужели теперь все, что создал мой отец за всю свою жизнь, будет разворовано, испорчено, закрыто от глаз людей?
Я обещала ему сделать сайт, на котором будут отсканированные дневники. Мы хотели издать их, сделать выставку. Теперь женщина, которая должна была хранить его память и доброе имя, заявляет, что этих дневников никогда не существовало.
Если у вас есть какие-либо вопросы ко мне, вы можете задать их в комментах, не стану их скрывать - мне скрывать нечего.

Ярослава Анатольевна Кузнецова.

URL записи

Если кто знает, как можно помочь - напишите ей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments