March 8th, 2005

blonde

Нет, я не бью жену по утрам...

В ответ на мое недоумение по поводу трактовки "Лоэнгрина" некая
annere написала:

Почему вы, Кинн, так любите попытки нападения на тех, кому бог щедро таланта отсыпал? Напоминает простую зависть.
Я huglaro имею в виду.


Как бы объяснить ей, что я все-таки не бью жену?
И она ведь не одна такая, кто за обычным удивлением, или неприятием, или критикой каких-то высказываний видит нападки на их авторов... Как делается такой вывод - моему уму непостижимо.
blonde

"И кто Граалем выбран был к служенью..."

"Лоэнгрин" - одна из моих любимых опер. Пожалуй, из всех вагнеровских - единственная, которую я люблю целиком. Из остальных я люблю отдельные сцены, арии, фрагменты. "Лоэнгрин" я не могу так разделить.

Сюжет оперы похож на сюжет рыцарского романа - собственно, оттуда и взят, из того же источника и времени. Разве что обращение к языческим богам Тельрамунда и его жены-колдуньи Ортруды указывают на 19 век, на новооткрытую мифологию.
Я читала, что критик-современники упрекали Вагнера за то, что он вставил в рыцарскую историю "ненужный, нелепый" финальный рассказ Лоэнгрина. Язычница-колдунья Ортруда их устраивала, они видели в буйстве стихий живую древнюю красоту мятежного язычества. Сияющий рассказ Лоэнгрина о рыцарях Грааля, избранных к служению, казался им ненужен, а финальное чудо с возвращением брата Эльзы - натужно.
Но гений Вагнера в том и проявился, что за "историческими" событиями он развернул целый мир, в котором Вотан и Фрейя отвечают колдунье Ортруде, но все ее колдовство бессильно, пока Эльза верит Лоэнгрину.
Кто он, рыцарь Грааля в белых одеждах, приплывающий на лебединой ладье?
В "Песни о Нибелунгах" в такую же рыцарскую реальность из реальности мифа является Зигфрид, победитель дракона. Но мир, откуда пришел Зигфрид - языческий, мир Фафнира и Вотана, более архаический и темный. Мир, из которого в Брабант приходит Лоэнгрин - светлый, горний мир Божьей славы и Грааля, чаши причастия, освящаемой посланцем-голубем. Зигфрид приходит из страны туманов и гномов, Лоэнгрин - из светлого замка где-то под небесами. А вот Ортруда приходит оттуда же, откуда и Зигфрид.
Он - тот, через кого вершится высшая справедливость, Божий суд.
Но сам он не может ничего - Эльза должна признать его своим защитником и поверить ему. Потому что спасти дущу против воли человека невозможно. Она должна захотеть спасения, причем не требуя доказательств. Поставить жизнь и честь на сон, на неизвестность, на незнакомого рыцаря неизвестно откуда.
В тот миг, когда она задает роковой вопрос, она теряет Лоэнгрина, она теряет надежду на спасение брата. Ортруда торжествует. И Лоэнгрин, уже потерявший свою возлюбленную Эльзу, уже знающий, что будет дальше, обращается к тому, кому он служит. И чудо происходит.

В отличие от "Иоланты" финал "Лоэнгрина" нельзя назвать счастливым. Лоэнгрин должен уйти. Эльза умирает. Остаются лишь юный Готфрид и где-то вдали - сияюший Монсальват.

Collapse )