Katherine Kinn (katherine_kinn) wrote,
Katherine Kinn
katherine_kinn

Categories:

Марс в довоенной фантастике

Некий ученый строит яйцеобразный межпланетный снаряд для полета на Марс. Движется он сверхвзрывчатым веществом. Ученый и его спутник летят на Марс. В полете они испытывают невесомость и эйнштейновское ускорение времени, решают вопрос охлаждения кабины. На Марсе они в ступают в контакт с местными жителями. На обратном пути они едва не улетают к внешним планетам, но разворачивают корабль вовремя.

Как-то на встрече, посвященной истории научной фантастике, я предложила публике угадать произведение, в котором это описано. Мне без колебаний хором ответили :"Аэлита!"

А вот и нет! Это "С безмолвной планеты" Клайва Стейплза Льюиса.

Как так? А вот так. Мы просто плохо знаем фантастику начала XX века, а тогда на Марс летали примерно по одной схеме. Разве что меняли форму межпланетных снарядов (тогда их не называли кораблями). А вот прилет марсиан бывал разный, причем враждебных марсиан-захватчиков было ощутимо меньше, чем дружественных марсиан-цивилизаторов.

Первыми ласточками с Марса были "Война миров" Уэллса и “На двух планетах” Курта Лассвица (1897). Роман Уэллса снискал триумф и оказал мощное влияние на мировую фантастику. Роман Лассвица на фоне “Войны миров” потерялся, поздно и не целиком был переведен на английский, а полного русского перевода нет до сих пор. Зато на немецком он многократно переиздавался и вот на немецкую культуру влияние оказал. Но именно эти два романа задали первые марсианские тренды в НФ. Это, конечно, марсиане -завоеватели и марсиане-цивилизаторы.

У Уэллса марсиане - это спрутообразные чудовища, которых Земля интересует с точки зрения пожрать. У Лассвица марсиане вполне человекообразны, это древняя и мудрая цивилизация. Марсиане Уэллса недоговороспособны, ни их языка, ни взаимоотношений между собой Уэллс не показывает. Марсиане Лассвица гуманны во всех смыслах этого слова, до последнего избегают конфликтов, особенно вооруженных. Лассвиц разработал для своих марсиан язык, изучение его играет заметную роль в сюжете.

С марсианами Уэллса все оказалось просто - их сожрали земные бактерии. Марсиане Лассвица - другое дело. Они оказывают мощное влияние на Землю. Но Лассвиц далек от изображения бесконфликтного общества: его цивлизаторы со всем их гуманизмом имеют разные взгляды, и в результате между ними происходит конфликт - один стоят за союз с землянами и считают землян равноправной стороной контакта, другие - недоразвитыми, которых следует просвещать насильно. Побеждают, как ни странно, вторые - Земля попадает под контроль Марса. Но в конце концов конфликт разрешается благополучно, равноправные отношения устанавливаются. Отметим, что один из главных героев - сын потерпевшего крушение марсианина и землянки, Фридрих Элль.

В 1908 вышел в свет роман “Красная звезда” Александра Богданова - революционера, социал-демократа, изобретателя и автора выражения “техническая интеллигенция”. Марсиане Богданова - это цивилизаторы, они вступают в контакт с революционерами и поддерживают происходящую в романе земную революцию. Но основной сюжет романа связан с путеществием главного героя на Марс, изображением тамошнего утопического общества и конфликта, который (сюрприз) связан с отношением марсиан к Земле. Марсиан, хотя они у Богданова и гуманные цивилизаторы, интересуют ресурсы. Они могут снести человечество и легко черпать энергию и ископаемые с Земли - или большими усилиями добывать это все на Венере. Главный герой даже убивает главного сторонника уничтожения людей и использования Земли. Впрочем, марсианская справедливость принимает в учет психическое недоразвитие главного героя и постановляет землян считать развивающимися, но разумными. И роман землянина с марсианкой в наличии.

В 1911 году выходит роман датчанина Софуса Михаэлиса “Небесный корабль”. В романе много философствований, экзистенциальных переживаний и пессимизма. В 1918 году по нему сняли немой фильм - с полетом на Марс, скептическими учеными, бунтом команды по дороге и возвышенными облаченными в белые тоги марсианами. В финале герой привозил на землю свою жену-марсианку и марсианскую философию.

Где-то здесь берет начало третья тема - марсиане древние и мудрые, но за мудростью к ним придется лететь.

А вот у Эдгара Райса Берроуза нет межпланетного снаряда! У него Джон Картер перемещается на Марс силой мысли. И марсиане у него разные - есть человекообразные (красные, белые и черные), а есть шестирукие зеленые. Так что можно записать за ним первенство по идее о существовании на одной планете разных разумных рас. Мудрость у берроузовских марсиан, несомненно, есть - у них есть летающие лодки, завод по производству воздуха и радиоактивные ружья, а еще они ходят голыми (что должносимволизировать их естественность, вероятно). Но это космоопера, а ждать от ранней космооперы логики и научности не стоит.

В двадцатые годы расцветает бульварная фантастика. И тут уж кто во что горазд. “Пылающие бездны” Николая Муханова - лихая космическая опера, в которой земляне и марсиане далекого будущего сражаются за гегемонию. Причем названием роман обязан стихотворению Тютчева, а эпиграф там и вообще из Энеиды. Тогда же публикуются многочисленные повести Грааля Арельского - там тоже Земля воюет с Марсом и прекрасная марсианка любит отважного героя-землянина.

Мотивы остались вроде бы прежними - более древняя и утонченная цивилизация Марса, молодая и горячая цивилизация Земли, но уже не марсиане несут землянам знания и свет своей цивилизаторской миссии, а земляне захватывают власть и вливают уставшим от бренности бытия марсианам новой жажды жизни.

Удивительно ли что на фоне всего этого рафинированный эстет Бунин называл бульварной “Аэлиту” Толстого? Ведь там было все, что к тому моменту вошло в арсенал фантастики про Марс - полет на яйцеобразном аппарате, герой-инженер, древняя умирающая цивилизация Марса, прекрасная марсианка, марсианская революция, да еще сверху заполировано атлантами…

В 1940 выходит роман Бориса Анибала “Моряки Вселенной” (а в 1935 у Владимира Владко на Венеру летели “Аргонавты Вселенной” пока еще нет подходящего слова, не придумали). Изобретя ракетное топливо гелиолин, советский инженер Лукин строит звездолет (это слово уже есть) в виде гибрида самолета с ракетой. На Марсе межпланетные моряки находят песок, чахлый кустарник, пригодный для дыхания воздух и глобус Земли с изображением Атлантиды. Затем к ним в руки попадает манускрипт, из которого становится понятно, что марсиан погубила эпидемия.

Роман К.С.Льюиса, с которого мы начали этот заход, вышел в 1939 году. Льюис хорошо знал научную фантастику и вполне владел ее арсеналом идей и приемов. Но для него все эти яйцеобразные межпланетные снаряды, сверхвзрывчатое вещество и научность предсказания была только декорацией, средством, которое служило совсем другим целям. Научная фантастика была первой ступенью для выведения на орбиту мистической фэнтези, каковой, собственно, и является “Космическая трилогия” Льюиса. И кстати, Атлантида в виде Нуминора (снятое со слуха толкиновское "Нуменор") в "Космической трилогии" тоже есть, так что полное марсианское бинго Льюис все же собрал.
Tags: фантастика, фантастическое литературоведение
Subscribe

  • (no subject)

    "Люцифераза" Хелависы под соответствующий альбом - совсем не то же самое, что без музыкального сопровождения. Во-первых, никакая это не НФ и даже не…

  • Борьба с Вин10 завершена!

    Я поставила десятые винды, Professional. Процесс был захватывающим. Да, nasse, я полностью осознаю твое отношение к этим интерфейсам!…

  • "Дело железа"

    Это четвертая и последняя из повестей о карме цикла "В час когда Луна взойдет". Действие происходит во время русско-японской войны, и господин Уэмура…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments